01:32 

Дописанный до конца мой последний рассказ, часть которого я выкладывал уже...

S-ti
Мик шёл по тротуару, изредка бросая взгляды на витрины магазинов, предлагающие приобрести за определённую плату всё, начиная от носков, и заканчивая огромным ассортиментом «девочек на ночь». Его ни первое, не последнее не интересовало, в общем-то, как и всё промежуточное, так что он просто прогуливался, задевая носами чёрных лакированных туфель редкие камешки, по воле случая, оказавшиеся в пределах досягаемости.
Погода с самого утра не обещала долгой прогулки. Было душно, а небо затянулось серыми тучами, в любую секунду готовыми поделиться с прохожими, собранной за жаркое вчера, влагой.
Микки полчаса как вышел из дому. Не с какой-то конкретной целью. Просто уже не было никаких сил сидеть одному в своей 4х комнатной квартире и думать о том, чем себя занять. Для него это было, пожалуй, самой сложной задачей. Симпатичный, довольно обеспеченный молодой человек мог позволить многое, но ключевое слово в этой фразе именно «мог». Он не был богачом, и развлечение себя обилием дорогих удовольствий всё-таки ощутимо ударило бы Микки по карману. Да и было не в его правилах. Правила… Глупо, да? Взрослый, свободный человек, сам загоняет себя в какие-то рамки. Зачем? Почему? Вопросы без ответов.
Девушка? Нет, у него нет девушки. Почему? Потому что он слишком высоко ценит себя. Потому что он единственный на планете, кто способен оценить себя по достоинству. Да и зачем девушке мужчина, который не ревнив, не стремится доминировать, говорит то, что думает и знает о том, о чём думает она. Знает, под кого она ляжет через месяц и что самое ужасное, вероятнее всего примет это, поймёт и простит. Нет, такие сейчас не в моде. Всё вышеперечисленное конечно ценится в мужчине. Но если это проявляется иногда. Я бы даже сказал очень редко. А если систематически, то, кажется, что про тебя знают всё. И даже то, что ты почти забыла. А это неприятно. Ведь у каждого из нас есть что-то своё, родное и очень личное. Сегодняшний идеальный парень должен что? Он должен уметь нажраться сам и уметь напоить девушку до того как сам нажрется. И сделать это надо так, чтобы тела уже были не в состоянии ходить, но в состоянии спариваться. А про мозг никто не думает, а зачем? Залетела – поженились. Вот это ценится. Запоминается и потеря памяти после праздников, и разбитая при ссоре посуда, и синяки от его ударов по её нежному телу. Мы с этим живём, мы так привыкли. Это как зависимость. По-другому нам кажется ненастоящим, а в красивое мы разучились верить ещё в детстве. Над фразой «кофе в постель» сейчас только смеются, особенно если кофе был горячим. А бутерброды с сыром напомнят скорее о крошках на простыне, чем о счастливом утре…
Просто до красивых отношений надо дорасти, а сейчас все дети растут быстро. И умирают тоже быстро. Потому что вырасти – это наркотики, водка и дешёвый табак, а от этого жизнь длиннее не становится. А мозгом они не растут. Я же говорил уже. Не думает никто про него. Всё на физике тела, всё на инстинктах. И где в этом дерьме, скажите, найти ту единственную и неповторимую? А если и найдёшь, как же она сможет полюбить тебя, настоящего, когда ты по всем параметрам нестандартный.
И друзей у Микки тоже не было. Из тех же соображений. Просто нет в этом мире достойных, а если несколько и встречаются, то они не способны вылезти из-под этой общей массы. Вырваться из сетки стереотипов, забить на аморальные общепринятые нормы и осознать то, чего им в действительности хочется.
Вот так он шёл и думал. Периодически футболя камешки и посматривая на небо.
Небо, оно спокойное и красивое. Его ещё не запачкали. По крайней мере, так сильно, как витрины этих магазинов.
С неба закапало. И Микки казалось, что причина этому – его мысли. И на секунду он почувствовал то, что он не один. Ведь если небо плачет, значит оно понимает, значит согласно. А он не плачет, он ведь мужчина, но небо большое, ему можно.
Мик открыл дверь небольшого кафе. Сел на стул, поздоровался с приветливой официанткой и начал изучать меню. Ему здесь нравилось. Мало людей, вкусный чай, полумрак, большая плазма на стенке и хорошая музыка. Микки позвал официантку, попросил её принести чай, на этот раз зелёный и фисташковое мороженое. Кстати говоря, тоже зелёное. И вот так он сидел, ел мороженое, слушал дуэт колонок и стука дождевых капель, и думал разные мысли. Разделавшись с двумя шариками мороженного и чайничком чая, Мик попросил счёт, оставил большие чаевые улыбчивой официантке и под ласковое «приходите ещё» пошёл обратно бродить по уже остывшему асфальту.
Нет, я с вами не согласен. Чаевые – это не расточительно. Просто есть люди, которые не могут тратить всё, что у них есть на самих себя. Потому что у «траты на кого-то» есть специфический привкус и им он нравится. А официантки и чаевые именно для таких людей и созданы. Эти люди бы без них умерли. Потому что если ты тратишь что-то на других, то они либо чувствуют себя обязанными и готовы. Ну, будем считать, что мы друг друга поняли. На многое, если не на всё. А когда человек так делает, мнение о нём сразу резко падает, что крайне неприятно. Хотя человек-то здесь не виноват почти. Просто опять же зависимость. Мы привыкли к тому, что бесплатный сыр только в мышеловке, а безвозмездных подарков не бывает. Для большинства это тоже на уровне инстинкта. И Микки знает об этом. Знает каждый из этих инстинктов, но не любит использовать чужие слабости для собственной выгоды. Он вообще странный.
Так вот, о людях. Есть и другие. Есть те, которые не чувствуют себя обязанными. Они совсем ничего не чувствуют. Даже благодарности, а вы любите безвкусную пищу? Вот и я об этом. А хорошая официантка никак не может неправильно понять чаевые, но и в следующий раз постарается обслужить лучше и улыбнётся ласковее. И знаете, Микки бы давно нашёл себе хорошую официантку, и жили бы они счастливо, но с каждым новым прожитым днём, он убеждался лишь в том, что если хорошие специалисты существуют, то хороших людей просто нет. А те качества, которые он бы хотел увидеть в человеке, являются лишь характерными для определённой профессии и обусловлены лишь её спецификой. Грустно и очень уж правдиво. Реальность она штука такая, капризная.
Солнце пропустило свои лучи сквозь поредевшие тучи, дышалось после дождя легко и хорошо, а настроение стремительно начинало ползти к отметке «максимум», боясь отставать от погоды даже на шаг. Камешков попадалось всё меньше и меньше, а жизнь казалась ничуть не менее паршивой, но, тем не менее, не лишённой некоторых своих прелестей. Мик в скором времени добрался до небольшой площади, вмещавшей статую какого-то никому неизвестного человека, пару скамеек, с сидящей на них и заливающейся дешёвым пивом молодежью. и большой рекламный экран. По экрану рекламировали всё то же, что предлагали приобрести витрины. А внизу была небольшая бегущая строка, на которой за умеренную плату вы могли разместить ваши объявления. Микки остановился, достал из небольшого белого рюкзака бутылку апельсинового сока и стал читать объявления.

*Продам Porshe Boxter, в идеальном состоянии, 2010 года выпуска, 250000 у.е. Уместен торг. Тел. 143-25-43*Ищу щенка, черный терьер, особых примет нет. Откликается на Долли. Если кто-то нашёл, прошу звонить в любое время. 362-23-36. Марина*Продается мальчик. Ул. Тропическая, 36-1115*…

Микки обалдел. К чему же мы вернулись? Уже людей продают. Что за объявление, кто такое вообще оставляет. Да и зачем продавать мальчика? Если не пишут ни для каких целей, да и без фото…

Близилась ночь. Сок сменился коктейлями, уютные маленькие ресторанчики шумным и большим клубом, а серые и недовольные прохожие накрашенными девицами, от которых пахло духами вперемешку со всеми видами алкогольных напитков. Благо выбор тут был обширен. Хотя попадались и интересные экземплярчики. По крайней мере местами.
Мик сидел на высоком стуле у барной стойки, потягивал коктейль из длинной кислотно-зелёной соломинки, светящейся в неоне, и болтал с барменом Рейлом, его бывшим одноклассником.
- Ну что, Мик? И кого ты оставишь сегодня плакать на этом стуле и заказывать у меня самые крепкие напитки, для того чтобы хоть немного приглушить ощущение собственного ничтожества? – Рейл бросил недовольный взгляд на Микки, а потом отвернулся и стал протирать бокалы.
- Не знаю, я ещё не встретил никого интересного. А ты меня осуждаешь? Они сами виноваты. Я просто раскрываю им их накрашенные глазки. Причём заметь, лучшим из них. А если я не прав, то повода расстраиваться нет. То, что я не приглашу её к себе на ночь – это не повод. Но я всегда прав и ты это знаешь, а они не глупее тебя. Потому что с теми, кто глупее, я даже не танцую. – Мик сделал наигранно-невозмутимое лицо, а потом самодовольно усмехнулся и снова зажал в левом уголке рта зелёную соломинку.
- Дурак ты, Микки. Под тебя такие бабы готовы лечь, а ты валяешь дурака, как подросток.- Рэйл повесил бокал над стойкой.
- Рэй, ты же знаешь, что меня интересуют только красивые и умные девушки, а не бабы в горизонтальном положении. – Мик взглянул на него из-под чёлки и улыбнулся.
- Я же и говорю, дурак. Они ведь не просто лечь готовы, а всю жизнь под тобой прожить, делать то, что ты захочешь, терпеть других твоих женщин… Всё что захочешь.
- Это не интересно, Рэйланд. Тебе не понять. Мне не надо, чтобы подо мной ходили. Не надо, чтоб терпели. Не надо, что бы были готовы идти на какие-то жертвы, или пытались поставить в такое положение меня. – Мик толкнул соломинку языком, она сделала полукруг и дала понять бармену, что коктейль закончился. Микки подмигнул Рэйлу.
- Да, чел. Наверное, действительно не понять. Но это не отменяет то, что ты дурак и это, походу, уже не лечится. – Рэйланд самодовольно улыбнулся забрал стакан и отправил трубочку в мусорку. – Еще налить?
- Пока нет, спасибо. – Микки протянул двадцатку.
- За счёт заведения. Шеф сказал с тебя не брать за первых три напитка. Видимо в надежде, что хоть раз ты возьмёшь четвёртый. - Рэйл пожал плечами. – так что давай, иди развлекайся.
- Передай своему шефу, что он меня недооценивает. И спасибо.- Мик нагнулся к Рэйлу, и сказал чуть тише, чем всё остальное, что придало фразе таинственности, но достаточно громко, чтобы слышали подсевшие к нему недавно девушки.
– А на это угости вот её. – деньги Микки не убирал и кивком показал на ту что справа.
Рэй взял деньги, улыбнулся, покачал головой и стал делать коктейль. То, что он делал, нравилось всем, поэтому то, что именно, не имело особого значения. Девушка, сидевшая слева от него, брюнетка с длинными и вьющимися волосами, коротенькой бежевой юбке, ковбойских сапожках и белой маечке, до этого внимательно слушавшая разговор, демонстративно отвернулась. Мик подмигнул девушке, которую угостил, совсем ещё молоденькой, лет девятнадцати, блондиночке, и пошёл на танцпол, по дороге расстёгивая пуговицы на белой рубашке. Пока только верхних две, чтоб дышалось легче, дальше обычно справлялись и без него.
Мик начал отстукивать ритм ногами, взглянул на девушек у бара. Брюнетка уже снова с интересом наблюдала за ним, эротично покусывая соломинку, блондинка пила своё сегодняшнее «угощение» просто так, из стакана, и смотрела на него абсолютно обалдевшим взглядом. Микки расплылся в самодовольной улыбке и начал танцевать. В течение 15 минут к нему подходили несколько девушек, предлагавших ему свою компанию, но каждой он нашёптывал что-то на ухо, потом головой указывал в сторону бармена и пожимал плечами. Те понимающе уходили. Подходивших к нему девушек, природа ничем не обделила, но он уже запланировал первую половину сегодняшней ночи, а планы, без веских на то причин, менять не любил.
Брюнетка всё ещё с интересом наблюдала за ним, блондинка пила уже второй коктейль, видимо за свой счёт. Девочка сегодня явно не пойдёт танцевать, зажатая слишком. Зато утром весело будет вспоминать, что было вчера, когда проснётся у кого-то в постели. Или если проснётся. Но Микки это уже не интересовало. Его куда больше интересовала вторая девушка у стойки. Он жестом подозвал её. Девушка оказалась довольно гордой и отрицательно покачала головой, хотя и не очень уверенно. Мик улыбнулся, расстегнул ещё одно пуговицу на рубашке и подмигнул брюнетке. Тут уж любопытство к обладателю этой милой улыбки и ещё не расстёгнутых пуговиц пересилило гордость, девушка подняла свою симпатичную попку со стула, взбила руками волосы и отправилась на встречу приключениям.

- Привет, Хэлен. – Микки поцеловал ей руку, украшенную браслетами, кольцами и аккуратными ноготками.
- Ну и откуда ты знаешь как меня зовут, наглец? – девушка улыбнулась, слегка обнажив белые зубки, так что последнее слово Мик принял за комплимент.
- Ты была здесь в прошлую пятницу и болтала с барменом. Такую девушку сложно не запомнить. – Мик взял её за руки и начал танцевать. Хэлен похоже была не против.
- Ну если ты даже запомнил моё имя, то мог бы угостить меня, а не эту… Или ты и её имя знаешь? – Хэлен демонстративно освободила одну руку и отвернулась. Но вторую оставила в руке Микки и продолжала танцевать.
- В первый раз вижу. – Невозмутимо ответил Мик. – Но разве ты бы подошла ко мне сейчас, угости я тебя? Так ведь интереснее, не находишь?
- Нахожу. – Хэлен сделала один оборот, прижавшись к Мику спинкой, а свободной рукой приобняв его за шею, и откинулась назад. Двигалась она великолепно. – И много ты ещё знаешь о девушках?
- Достаточно. – Мик развернул её обратно, взял за вторую руку и подтянул к себе.
- Да, это заметно. Не от каждого такого красавца после первого нашёптывания на ушко отходят молоденькие девушки, уже нашедшие в себе смелость подойти. – Хэлен вопросительно посмотрела на него большими зелёными глазами.
- Просто я им сказал, что с женой.
- Дааа? И кто же эта счастливица? – Хэлен рассмеялась.
- Ну пока её ещё не существует в природе, но им я сказал что это ты. – музыка на секунду затихла и Мик поцеловал Хэлен в шею. Руку, после этого прилетевшую с пощёчиной, Мик перехватил, второй взял брюнетку за талию, и они продолжили танцевать. Теперь уже медленно, под ритм новой мелодии. Вскоре Мик уже обхватил талию Хэлен обеими руками, но пощёчины не последовало, а она стала расстёгивать пуговицы на его рубашке. Потом положила руки на плечи Мику, провела в сторону и рубашка не упала на пол только благодаря наличию рукавов. Она уже была не против поцелуев, а потом стала сама тянуться за ними. Где-то через час, когда они решили дать небольшой перерыв поцелуям, а ноги начали чувствовать усталость, Мик предложил выпить чего-нибудь прохладного. Он помог Хэлен сесть, сам сел рядом, на место уже исчезнувшей куда-то блондинки, попросил у Рэйла апельсиновый сок для себя и для девушки, то что она пожелает. Девушка пожелала вермут с грейпфрутовым соком и льдом. Хэлен снова покусывала белыми зубками соломинку и смотрела на Мика. Он смотрел на неё. Потом взглянул на часы, залпом выпил свой сок и встал.
- Пока, Хэлен, мне пора, дела.- он смотрел на неё, пытаясь сделать лицо грустным, но у него это не очень-то получалось.
- Как? Так рано? Ещё только два часа? Не уезжай. Если тебе здесь не нравится, давай поедем ко мне. Хочешь? Ещё немного потанцуем и поедем. И проведём эту ночь вместе. – Хэлен умоляюще смотрела на него. Но уже сказала то, чего нельзя было говорить. Хотя именно это, скорее всего, остановило бы любого другого мужчину.
- Не хочу, я же сказал – дела. Да и я не тот полный и бородатый мужчина, с которым ты уехала в прошлую пятницу, чтобы проводить с тобой ночь. Я себя ценю.
- Не уезжай…
- Очень высоко ценю. – Мик развернулся и медленно пошёл к выходу, застёгивая рубашку.
- Я хочу быть с тобой.
Микки даже не развернулся.
- Как тебя зовут?
Молчание
- Ну хоть имя скажи…
Мик даже не замедлил шаг. У Хэлен уже начинали наворачиваться слёзы на глаза.
- А как же коктейль? – Хэлен сделала последнюю попытку вернуть его. Хотя бы на минутку.
- Это за счёт заведения. – сказал Рэйл, котрый смотрел вслед уходившему Мику.
Его силуэт скрылся за дверью. На белую майку Хэлен стали падать капельки из покрасневших глаз.
- Чего-нибудь покрепче? – Рэйланд сочувствующе покачал головой и отодвинул опустошённый стакан.
Хэлен кивнула.

Мик вышел на улицы ночного города. Рубашка была мокрой и пахла Хэлен. Дул легкий ветерок и Микки начинал замерзать. Он вышел из переулка. На углу какой-то мужик прижал к стенке уже знакомую блондиночку. Она была пьяна и с трудом держалась на ногах. Но сейчас тепло, так что даже оставь это чмо её на улице, помереть не должна. В любом случаи: он её угостил, а два добрых дела для одного человека за вечер – это слишком много. Мик отвернулся и пошёл в другую сторону. Ему стало уже совсем холодно. Он шёл по проспекту, залитому светом от фонарей, витрин и вывесок. Машин было немногим меньше, чем днём. Город продолжал жить, но уже совсем другой, ночной жизнью.
Микки открыл дверь одного из магазинов и скрылся за ней. Через десять минут он вышел оттуда в новой рубашке, сером пиджаке, подобранном к брюкам, выбросил пакет со старой рубашкой в ближайшую мусорку и, уже с более приподнятым настроением отправился искать то, чем себя занять. Хотя после клуба Микки бы всё-таки предпочёл согреваться не одеждой и не один, с телом-то ничего не поделаешь, но это полностью противоречило уже устоявшимся правилам для самого себя, и это противное ощущение одиночества постепенно отходило на второй план.
Мик не знал, чем себя занять. До работы оставалось ещё больше суток, до рассвета чуть более двух часов. К обеду он, конечно, вернётся домой и завалится спать, зарывшись в куче подушек, но пока домой не хотелось. Что-то крутилось в его голове, но вырваться наружу или принять легко воспринимаемую форму у неё не получалось и это Мику очень не нравилось. И тут он вспомнил. Вспомнил про это дурацкое объявление, которое увидел днём. Вспомнил его текст. И решил туда съездить. Из любопытства. В любое время так в любое время. Микки стал вспоминать адрес. Какая же там была улица? Зелёная что ли? Это на другом конце города. А может и не зелёная… Микки достал смартфон и стал рыть интернет на наличие запомнившегося ему текста из этого объявления. Через 10 минут адрес был найден. Не так уж и далеко, но идти пешком не хотелось, так что Микки взял такси, сказал ему адрес, а сам откинулся на спинку заднего сидения и закрыл глаза.


Проснулся он под реплики таксиста, который говорил о том, как ему надоело возить пьяных, особенно когда кажутся трезвыми, когда садятся к нему. Мик оставил обильные чаевые и таксист успокоился. Он выполз из такси и отправился по уже знакомому адресу.
Странный подъезд, двадцать седьмой этаж, квадратный звонок. Короткое «дзынь», потом такой же повтор и дверь открывает подросток. Симпатичный, но слегка с непривычной внешностью. Очень худой, с волосами до плеч и длинной чёлкой. Он был жёлтом халате, довольно старом и поэтому очень домашним по ощущениям. Лицо его было грустным, и прям-таки содержало в себе вопрос, мол «А что я тут забыл?».
- Эмм… Приве-ет… - Микки было сложно говорить спокойно, может из-за того что он заснул в такси, может потому что не ожидал увидеть настолько молодого человека.
- Я могу чем-то помочь? – парень вёл себя невозмутимо. Что абсолютно не соответствовало его, по всей видимости, не очень продолжительной ещё жизни.
- Я по объявлению…
- Ааа… Заходите. Я Эдвард. Можно просто Эд. Можете не разуваться. До конца коридора и налево. Я сейчас оденусь и приду. Не ждал гостей так поздно, или правильнее сказать рано?
- Мм. Мик.
Микки пошёл на кухню. Через несколько минут Эд вернулся. Поставил чайник, поставил на стол вазочки, одну с фруктами, другую со сладостями. Мик молчал. Он просто наблюдал за лёгкостью и непосредственностью действий этого подростка.
- Вам зелёный или чёрный? – Эдвард стоял с ложкой над заваркой.
- Зелёный, без сахара. – сказал Мик предупреждая следующий вопрос и постепенно привыкая к обстановке.
- Мик, а зачем ты пришёл? – Эд смотрел на него большими зелёными глазами.
- Если честно, мне просто стало интересно, кто мог написать такое дурацкое объявление.
- Это я. – Эд улыбнулся. – Я просто хотел найти человека, любопытства в котором окажется больше, чем стереотипов. Расскажи мне о себе.

Они сидели за столом, пили чай с белым шоколадом и Микки рассказывал всё. Рассказывал как делал куличики из манной каши, разбавляя её водой, как читал стихи с маленького зелёного стульчика, как пел хорошие песни, как отказывался петь плохие… Всё. Всё что помнил, всё что вызывало хоть какой-то отклик в его душе, закрытой от всех. Он не добрался до сегодняшнего вечера. Каждый день его зрелой жизни походил на предыдущий и Эд перебил его, как только понял, что дольше он вряд ли услышит что-то новое.

- Мик, я не понимаю… То что ты делаешь странно. Ты говоришь что не хочешь подчиняться стереотипам, не собираешься жить как все, загоняя себя в какие-то рамки, но ведь этим самым ты загоняешь себя в эти рамки и создаешь стереотипы. Пусть отличные от тех, что существуют у большинства других, но тем не менее. Это лишь временно. Ты хочешь переписать историю, перелепить человечество, но если бы тебе это удалось – то все ценности поменяли бы полярность, но не изменились бы существенно. Ты хочешь заменить минус плюсом, но если не обращать внимания на знак, то цифра будет точно такой же. Ты отвергаешь прекрасных людей, лишь потому что они не идеальны. Ты считаешь, что лучше других, но не потому ли, что ты ещё не встречал человека, который смог бы показать тебе то, что ты и сам ходячее противоречие. До сегодняшнего вечера не встречал… Ты выделяешься. Действительно выделяешься, но не своей правильностью. Скорее наоборот. Пойдём, покажу что-то…

… на крыше тридцать шестого дома виднелись два похожих силуэта. Они сидели, вытянув ноги, опираясь на руки и смотрели на облака. На самые обычные семиугольные облака, к которым они привыкли с детства. Небо переливалось разными цветами, пока ещё не способное определиться, какого цвета рассвет показать сегодня. На Юго-Западе видно было, как падают звёзды, не очень много, наверное около сотни. Птицы махали перепончатыми крыльями… И в этот момент Мик понял, что даже в привычных картинах есть непередаваемые детали, которые начинаешь замечать, если смотришь на них не один. Привычное начинало ему нравиться. Звёзды закончили падение и стали возвращаться обратно по серебристым лестницам. Город начинал окрашиваться в зелёный. На крыше сверкнули 2 пары разноцветных глаз. Мик и Эд улыбались. Начинался самый обычный новый день, в самом необычном городе. А может быть и не самый обычный, кто знает, кто знает…

@настроение: Это всё ещё черновой вариант, но по крайней мере с завершённой сюжетной линией...

URL
Комментарии
2009-02-26 в 01:47 

Ты в ответе за тех, кого приручил.
классно...:hlop:

2009-02-26 в 11:57 

здорово) а главное! тут много зеклёного)
очень здорово.....:vo:

URL
   

Общение с одиночеством...

главная